Приволжская новь
Общественно-политическая газета Приволжского района

Ленинград. В сердце навсегда

Среди медалей Т. Д. Шеховцовой, которые она прикрепила к красному парадному пиджаку и надевает на праздничные случаи, есть одна - скромная, меньше других по размеру, но самая дорогая сердцу – медаль блокадного Ленинграда. Сколько переживаний и воспоминаний с ней связано! Хоть и пришлись эти страшные события на детство Тамары Дмитриевны, но забыть их даже по истечении десятилетий невозможно. Они – неотъемлемая часть её жизни, впрочем, как и сам город – старый, новый, существовавший раньше, существующий сейчас… Оказавшись в Приволжске, она очень скучает по нему…

На фото: Тамара Дмитриевна Шеховцова

Рождение в городе на Неве в 1937-м году – только этот факт уже сам по себе предполагает целую жизненную историю, связанную с небывалыми испытаниями. У Тамары Дмитриевны так и получилось.

33 несчастья

«Я была маленькой, о многих из тех событий мне потом рассказала мама, - начала своё повествование Тамара Дмитриевна. - Родители работали на заводе. Целыми днями я была дома одна. Что делала? Лежала в кровати. От голода не хватало сил не только поиграть в какие-то детские игрушки, но просто встать с постели. К слову сказать, и игрушек у меня не было. Одну куклу мне мама смастерила из своего старого платка, нарисовала глаза, рот… К тому же, под одеялом было гораздо теплее. В квартире посередине комнаты стояла буржуйка, её труба выходила в форточку. Так было и у всех соседей. Топили кто чем: книгами, паркетом, мебелью... Однажды папу привели домой с работы двое мужчин – он так обессилел от голода, что не мог идти сам. Положили на лавку. А я подбегала к нему и говорила:  - Папа, открой глаза! И сама пыталась их ему открыть. Он умер.  Его повезли на пункт приёма покойников. А там – очередь… Похоронили  на Пискарёвском кладбище. Умерших было так много, что для них рыли траншеи. Ни о каком отдельном захоронении не могло идти речи. Знаю, что его могила под № 8. Это значит, что он умер в феврале. Все февральские покоятся вместе в этой братской могиле. Имена всех погибших в блокаду сейчас внесены в книгу памяти,  имя Миронова Дмитрия Яковлевича тоже.
Мы с мамой остались одни. К одному несчастью подоспели следующие – бомба попала в завод, где работала мама, и в наш дом тоже. Как мы выжили? Ни работы у мамы, ни жилья…С этого момента начались наши скитания по городу, квартирный вопрос стал одним из главных на долгие последующие годы. Нас поселили в пятикомнатной коммунальной квартире.  Все комнаты проходные! Как в Эрмитаже. Мы заселились вместо немецкой семьи, которую из Ленинграда просто изгнали. Как выяснилось, эту семью соседи очень любили, у них были прекрасные отношения. Нас же, появившихся вместо них, восприняли, как врагов. Это было тяжело. Я имела привычку терять ключи от комнаты, но никто из соседей мне, маленькой девочке, не предлагал побыть у них до прихода моей мамы. Так я сидела в уголке коридора на сундуке, и даже там спала… А мне было всего 6 лет. Потом от ударной волны в нашей комнате выбило стёкла – немцы били прицельно: напротив нашего дома находилось предприятие  Госзнака. А на улице зима, морозы…. У мамы на этой почве  случился нервный срыв. Её забрали в больницу, а меня временно определили в детский дом. Но про это я вообще ничего не помню. Наверное, это было совсем недолго… Мы вернулись в свою комнату, а она пустая – соседи всё за-брали, тогда любую вещь можно было обменять на кусок хлеба. Помню ещё, что нас одолевали крысы. Мама даже где-то нашла кота (а это было редким делом, всех кошек давно съели), чтобы он их половил. Но бедный кот с ними справиться не смог, слишком их было много и были очень большими, отъевшимися – покойников вокруг хватало…
Но мы выжили, сначала была прорвана блокада, а потом и война кончилась. В город стали возвращаться эвакуированные, жизнь потихоньку начала налаживаться. Я ходила на рынок и покупала там отсев, он стоил дешево, мама варила из него кашу.
Мне пора было идти в школу. Но в 7 лет меня не взяли, взрослые понимали, что учиться детям, пережившим блокаду, будет трудно.  Наш класс состоял из девочек разного возраста (школы для мальчиков и девочек тогда были отдельными) – от 8 до 10 лет, большую его часть составляли мы, блокадники, другую – эвакуированные. Даже в учебе у нас было разделение. Действительно, мы, пережившие голод, соображали плохо, голова просто не работала.  Для меня настоящей бедой была математика,  с гуманитарными предметами дела обстояли лучше. Нас часто оставляли после уроков на дополнительные занятия, для подкрепления сил давали сладкий чай и кусочек хлеба. Я закончила 7 классов. Двигателем моей жизни всегда была мама, она придумала, что мне нужно поступить в железнодорожный техникум, так как сама работала в железнодорожном суде (была там курьером. На большее рассчитывать она не могла, так как не имела никакого образования, в школе не была ни одного дня.  Да и как ей было учиться, если она родилась в деревне и была первой из 12 детей?)».
Такова неприкрашенная правда о тех годах, о которых Тамара Дмитриевна рассказала в первую очередь.

Оптимистичная молодость

А вот следующая часть жизни Тамары Дмитриевны была более оптимистичной, ей не раз улыбалась судьба и выпадали счастливые моменты.
Последовав советам мамы, она поступила  в железнодорожный техникум  и 4 года училась на отделении искусственных сооружений, под которыми понимаются мосты, туннели, дороги и т.д., постигала правила проектирования, геодезии, картографии и так далее. После его окончания решила уехать подальше от дома, посмотреть мир. Искала место, где поинтереснее, и выбрала Казахстан. Вот уж, где романтики хватило через край! Это был 1956-ой год. Ей было 19 лет. Приехав в далёкие края, оказалась на строительстве автодороги. 100 километров в степи,  морозы под 30 градусов, сильнейшие снежные бураны, из-за чего возникали высоченные заносы, и дорога строилась высотой 4 метра. «Ухнешь в снег, и не вылезешь», - предостерегали её старожилы. Всем тут работающим выдавались белые овчинные тулупы. На головы – шапки-ушанки. Чтобы ещё утеплиться Тамара сверху повязывала шерстяной платок.  Она, не привыкшая сдаваться трудностям, не сбежала, выстояла и продержалась положенные три года.
А потом девушка решила, что хватит с неё экзотики, пора возвращаться в Ленинград. Как раз в 21 год тогда все граждане страны Советов были обязаны менять паспорт. Она тоже его сменила и уехала.  Как девушка собиралась искать новую работу, об этом Т.Д.Шеховцова рассказала так: «Подошла к справочному киоску (а такие были повсеместно) и за 2 копейки заказала справку, в которой попросила указать все номера управлений нанимателей на работу. И начала по ним звонить. Один из собеседников попался очень разговорчивый, и дал мне совет поискать себе что-то более женское, что, мол, так будет тебе же лучше. И я с ним согласилась».  Сначала она поработала в проектно-изыскательском бюро, объездила Ленинградскую область, была настоящим изыскателем-первопроходцем. Затем перешла в дорожный научно-исследовательский институт, «в поле уже больше не ходила», а обрабатывала данные топографов, на основе которых затем проектировались дороги. Но и командировки тоже были, но уже по всему Советскому Союзу. В одной из таких поездок, в Сочи, она познакомилась с будущим мужем.
17 лет, прожитые в этом городе, были одними из самых счастливых в её жизни.  Но снова пришлось вернуться в Ленинград. Получается, что этот город никогда и не пропадал из её жизни. Здесь по-прежнему жила мама. Она продолжала многочисленные обмены жилья, суть которых была направлена на то, чтобы получить отдельную квартиру. К ней и приехала Тамара Дмитриевна с сыном, которому после окончания   школы пора было получать дальнейшее образование (в Сочи серьёзных учебных заведений тогда не было). Он выбрал радиоаппаратностроительный техникум.

Удары судьбы

В 1991-м году сын трагически погиб в ДТП. У Тамары Дмитриевны случился инсульт, потом она перенесла серьёзную операцию. Рядом с ней все это трудное время находилась двоюродная сестра из Приволжска, которая помогала ей буквально заново встать на ноги.  А потом и вовсе предложила переехать к ней в Приволжск, что Тамара Дмитриевна и сделала. И вот она тут уже 5 лет. Она не привыкла на новом месте жительства, Ленинград по-прежнему занимает в её сердце главное место. Ей очень хочется там побывать, пройтись по улицам, по местам своего детства и юности. Но пока это можно сделать только в воображении или посмотрев   фильм «Тайны следствия» - он же снимался в Ленинграде (Петербурге). Однако, несмотря на все эти грустные повороты в жизни, Т. Д. Шеховцова  остаётся настоящим бойцом, она держит удары судьбы. В её характере спокойно, выдержанно, без лишних эмоций погрузиться в воспоминания, отметив в них самое важное, сделав упор на общественной значимости событий, участником которых ей довелось быть.
Здоровья Вам, уважаемая Тамара Дмитриевна! Пусть приволжская сторона станет для Вас тёплой и близкой.  

Календарь

Февраль 2021
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28

Горячая линия

Единая дежурно-диспетчерская служба:

8-963-215-84-07 
4-19-06

Телефонный справочник